Февраль 26

Сумасшедшие бабки

Сумасшедшие бабки

Имена вымышленные, совпадения не случайны, мое:

Довелось мне 8 годиков поработать в милиции (сейчас сотрудник уже бывший, но день милиции по старославянскому календарю отмечаю каждый год, придерживаюсь мнения, что бывших сотрудников не бывает). Начинал служить, конечно же, участковым, т.к. блата при устройстве не было. Кто не знает, чем в милиции занимается участковый, поясняю, что это некий универсальный солдат в форме милиционера, который занимается разгребанием всего дерьма, помноженного на бесконечность. (Word подсказывает, что я употребил тут бранное слово «дерьмо», так вот, без таких словечек в свой адрес работа участкового не обходится, причем как со стороны начальства, так и со стороны обычных граждан).

Ближе к делу. Кто работал, тот знает, что у каждого участкового на вверенной ему законом территории всегда найдется парочка, а то и с десяток, людей, которые давно оформили развод с головой и регулярно доставляют неприятности шерифам своими претензиями, зачастую, очень грамотно оформленными юридически. О таких людях и пойдет речь…

Мое знакомство с такими людьми началось с сумасшедших бабок… (прошу понять меня буквально — не денежные знаки, а именно бабки).

Бабка № 1 — «Собачница».

Место действия – практически сельская местность, районный центр. Бабуся № 1 проживает в частном доме, имеет ярко выраженную привязанность к беспородистым представителям вида собачьего, коих в ее хозяйственном дворе насчитывалось более десятка штук. И все бы ничего – подумаешь, любит бабушка собачек, и хорошо… Проблема была в том, что без своих питомцев она дом не покидала. Идет в магазин за хлебушком – вся свора бежит за ней, огрызаясь при этом на прохожих, иногда надкусывая кого – нибудь. Сами понимаете, что даже рьяные защитники животных засыпали жалобами на бабусю районный отдел милиции.

В один из серых будней «Собачница» для дачи объяснений по очередной жалобе, как к себе домой, пришла в опорный пункт старшего участкового, и по совместительству, моего наставника – прожженного до мозга костей майора милиции «Шнурова». Из ближайшего ее окружения в кабинет прошмыгнула только «Жучка», мелкая, но очень вредная собачонка, которая сразу же принялась высказывать свое недовольство положением дел. Шнуров, без всяких церемоний, увесистым пинком, сопровождаемым собачьим и бабкиным визгом, проводил дворнягу за дверь. При виде происходящего у бабки началась истерика, но до рукоприкладства не дошло.

Успокоившись, она потребовала бланк заявления, чтобы привлечь майора к ответственности. Я удивился, с каким спокойствием, майор достал из папки бланк, попросил у собачницы паспорт и начал заполнять шапку, затем положил бумагу перед ней, дал ручку и попросил изложить суть претензий собственноручно в подробном объяснении. Бабуся дала волю своим чувствам и начала писать: «такого – то числа, я такая – то со своими питомцами, далее перечислила всех поименно, пришла по повестке в опорный пункт, где злой майор обидел мою Жучку, выгнал ее из кабинета, чем причинил ей бесконечные моральные страдания и сильный стресс, в связи с чем прошу привлечь его к самой строжайшей ответственности, вплоть до пожизненного заключения, дата, подпись». Шнуров протянул бабке бланк, она расписалась в отмеченных местах, вручил ей копию, вернул паспорт и выпроводил восвояси.
— Один протокол на сегодня есть… осталось девять, — невозмутимо сказал майор.
— Кидай себе в папку, сделаешь отметку в журнале у статистов, что жалоба разрешена, на бабку составлен административный протокол по статье такой – то за ненадлежащее содержание домашних животных, — и протянул мне протокол…
И только после этого я понял, что составлял Шнуров не заявление, а протокол, а объяснение собачницы приложил к нему, как явку с повинной.
— Убили двух зайцев и поранили одну собачку, учись, лейтенат! Пошли работать».

Бабка № 2 — «Бабка бен Ладена»

Место действия и предыстория те же. Дежурные сутки подходят к концу, до развода остается час. Ночка выдалась та еще: мордобой в баре, две скоропостижки, семейная бытовуха. Цель – спокойно смениться, сдать ствол, поспать несколько часов и продолжить разгребать просроченные материалы. Но моим планам сбыться было не суждено – минуту тишины прервал звонок дежурного. Шуруй – ка ты, милейший, на такой – то адрес, там требуется присутствие слуги закона, — пропел в телефон оперативный дежурный, которому, в отличие от меня, после смены предстояло высыпаться целых двое суток. Со слов дежурного мне предстояло просто поприсутствовать при принудительном доставлении одной милейшей бабушки в психиатрическую лечебницу… и всего – то. Раз плюнуть.

До места я добрался минут за 15. К моему удивлению возле подъезда пятиэтажного жилого дома, на последнем этаже которого, проживала наша «героиня», наблюдалось большое скопление людей в домашней одежде, а также представителей различных служб: газовики, пожарники, скорая помощь (которая в таких случаях выполняет роль бесплатного такси), был здесь и главврач районной поликлиники, и участковый психиатр. Получив короткую справку об оперативной обстановке на месте, я понял, что не все идет так гладко, как хотелось бы, а дежурный, падла, мне кое что не договорил. Оказывается, бабуля, прознав о благих намерениях гостей, забаррикадировалась в своей квартире, врубила газ на полную катушку, и заявила, что отправит всех на тот свет, согласно купленным билетам. После чего в дело вмешались пожарные и газовики. Последние отключили подачу газа в дом и, на всякий случай, попросили жильцов покинуть свои квартиры.

Поднявшись на пятый этаж, я засвидетельствовал, что дверь в квартиру виновницы торжества, закрыта, а также выслушал в свой адрес пожелание отправиться в загробный мир к своему хозяину сатане. Хозяйка квартиры пообещала, что каждому, кто попытается войти, она выдаст пропуск на тот свет и в подтверждение своих слов начала наносить по двери удары чем – то металлическим и тяжелым. Судя по звуку, это мог быть топор. Психиатр спокойным монотонным голосом объяснил присутствующим, что по имеющимся в истории болезни сведениям бабушка вполне реально желает и может осуществить задуманное и ехидно усмехнулся в конце (психиатры – они такие).

На общем консилиуме был составлен план действий:

«а»: протянуть на пятый этаж пожарный рукав;
«б»: выбить дверь;
«в»: струей воды сбить буйную с ног;
«г»: обездвижить и погрузить в карету.

Пункт «а» выполнили быстро, для осуществления плана «б» мною был вызван дежурный наряд ППС, у них имелось хоть какое – то защитное снаряжение (бронежилеты, каски). Получать топором по фуражке, и за это стрелять в бабушку на поражение у меня желания не было, не так я планировал закончить рабочий день. Пожарники с рукавом приготовились. Дверь не выглядела крепкой. Самый увесистый из ППС-ников нанес сокрушительный удар ногой в дверь. Здесь позволю себе — небольшое отступление – забудьте все эпизоды из кинофильмов, где герой одним ударом ноги или плеча выносит дверь с первого раза, разнося ее в щепки. Так не бывает. Наш реальный герой схватился за ногу и выбыл из игры после первого же удара. Дверь устояла, причем не было даже намека на то, что она собирается нам поддаться. За дело взялся один из пожарников и принялся, как одержимый, молотить с разбега ногой в дверь. После пятого или шестого раза в проеме образовалась щель, через которую на нас посыпались проклятия пожилой хозяйки, а также показалось ее холодное оружие, увы, это был не боевой топор ацтеков, а всего лишь тяпка, но сути дела это не меняло. В этот момент из квартиры до нас донесся резкий запах керосина или чего – то похожего по составу, после чего присутствующие на лестничной площадке члены штурмующего отряда, предвидя возможный акт самосожжения, подняли шум. Крики с пятого этажа ожидавшие возле пожарной машины борцы с огнем восприняли, как команду подавать воду, и отвинтили кран на полную, чего мы совсем не ожидали. Вода была повсюду, шланг, как сумасшедший поливал всех… но только не бабку, которая все еще молотила по двери тяпкой, оставаясь при этом на зло врагам совершенно сухой. Выжимая фуражку, сквозь водную завесу я увидел, как подстегнутый подмоченной репутацией пожарник, нанес еще пару ударов в дверь и она с треском распахнулась. Струя, направленная в нужное русло, все-таки, сделала свое дело – бабка под давлением водной стихии упала на спину и поплыла на кухню, где ее остановил холодильник. Тяпку из рук она не выпустила, поэтому при осуществлении пункта «г» одному из сотрудников досталось – таки от лежавшей на полу окаянной. Благо удар пришелся на каску.

О том, как обездвижить почти 100 – килограммовую разъяренную пожилую леди, а затем доставить ее с пятого этажа в карету скорой помощи, можно составить отдельное пособие, для этого потребуется еще не одна страница текста… но это уже другая история.

Итог: +1 к опыту, -1 бабка

Бабка № 3: «Гипнобабка»

Место действия и предыстория те же.

Вечер, опорный пункт. Разгребаем рабочий хлам. Шнуров, матерясь, по воздуху отправляет мне залежавшийся отказной материал. Судя по многочисленным штампам с числами, и подписям разного уровня надзирателей, законно жить ему оставался один день. И этот день – сегодня. У майора в папке были отказные, по которым срок выдержки был, как у хорошего коньяка, но бросил мне он именно этот. Почему? Первый лист мои подозрения не развеял. Стандартное шаблонное постановление прокурора «об отмене необоснованно вынесенного постановления старшего участкового Шнурова об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению гражданки такой – то, в связи с отсутствием события преступления». Далее по тексту основания для отмены: первое — не опрошена заявительница; второе, внимание, — не опрошен, мать его, психиатр, предоставивший справку о том, что заявительница состоит у него на учете, по обстоятельствам, указанным в заявлении!!! Все ясно – очередная психобабка. Майор, смерти моей хочешь? Мне не привыкать (читай – придется привыкать). Изучаю материал: заявление, отправленное почтой России, написанное убористым аккуратным почерком на два, коряво вырванных из тетради листа, пара объяснений от соседей, составленных рукой моего наставника, справка от психиатра, два рапорта о том, что гражданка сумасшедшая по месту жительства отсутствовала, и опросить ее не представляется возможным. Диагноз психиатра из чертогов разума восстановлению не подлежит, но почему – то в голове всплывают слова: «навязчивые идеи, галлюцинации, бред». Читаем заявление. Хорошо, что бабушка пишет разборчиво. Следующие фразы будут вырваны из контекста, но позволят вам составить общую картину претензий потерпевшей: «…инопланетные субстанции проводят опыты… завладели телами соседей… каждую ночь направляют на мой дом гипнотические излучатели… испытываю сильные головные боли… не могу спать… хотят завладеть моим разумом… примите меры…». Оооо… да тут у нас особый случай, кто-то слишком много смотрел на ночь РЕН ТВ, понятно, почему майор решил не пополнять свой богатый опыт общением со старушкой, а тупо отписался рапортами, оказав мне медвежью услугу.

Действие второе: «спасаем бабушку от похитителей тел»

Тот же вечер, сумерки. Рабочая лошадка не на ходу. За два литра буржуйского лимонада, с великого позволения товарища дежурного, мною запряжен служебный уазик с водителем. В нашем отделе водители дежурной части — особая каста. Их трое, внешне одного от другого не отличить, характерная черта – абсолютный пофигизм ко всему, что происходит за пределами уазика, основное оружие днем – сканворд, ночью – фонарик и сканворд. Универсальный облик – взъерошенные волосы, тело, принявшее форму рабочего УАЗа, вечно не заправленная рубаха, широкий ремень, поддерживающий капот.

Прыгаем в машину и телепортируемся к заданному месту. Первое впечатление удручающее – низкая саманная хатенка в положении полулежа, освещение во дворе отсутствует, к двери дома узкий проход между грудами хлама, собранного хозяйкой, полагаю, за несколько своих реинкарнаций. Извозчик включает фонарь, достает сканворд, провожает меня словами: «побыстрей там». Есть, мой генерал! Открываю калитку, иду к двери. Собак нет, и это радует, отстреливаться не придется. Стучу… тишина… стучу… тишина… вроде бы никого, но… вдруг, понимаю, что за мной наблюдают, боковое зрение подсказывает, что в окне слева силуэт, поворачиваю голову… Святые угодники! Что это? Существо с треугольной головой изучающе меня разглядывает сквозь занавеску и тут же исчезает. Сердце проваливается в служебные туфли и возвращаться на место не собирается. В прихожей загорается свет, дверь открывается. Воображение рисует, как огромные щупальца затаскивают меня внутрь, но долг не позволяет сорваться с места. На пороге оказывается старушка низенького роста в странном головном уборе. Напряжение ненадолго спадает – передо мной то самое существо из окна. На голове непонятная конструкция, по форме напоминающая велосипедный шлем, туго затянутая в черный платок. Лицо покрыто сантиметровым слоем пудры. На фоне побеленных стен, кажется, что под платком пустота, и на меня смотрят два жирно обведенных тенями глаза и неровно накрашенные ярко красные губы.

— «Добрый» вечер, я участковый, по вашему заявлению…» показываю ее же писанину. Старушка приглашает пройти в дом. На улице писать не получится, темно, придется приглашение принять. Прохожу в дом. Низкие потолки и 192 см. роста не дают вдохнуть полной грудью. В прихожей полумрак, с потолка на проводе свисает лампочка. В единственную комнату проходить желания нет, благо в прихожей стоит стол и две табуретки. Инстинктивно сажусь поближе к двери, достаю бумагу. Бабушка исчезает во мраке дома и возвращается с туго набитым бумагами пакетом, садится напротив. Наученный опытом, понимаю, что с такими людьми нужно разговаривать на их же языке, со всей серьезностью начинаю задавать вопросы и предельно дословно излагать ответы на бумаге. Так будет проще списать весь этот бред в утиль. Для начала выслушиваю жалобы на Шнурова, подвергшегося, как оказалось, влиянию гипнотических излучателей пришельцев и уничтожившего с десяток ее заявлений. С огромным желанием закончить как можно скорее, заверяю, что уж Я точно распутаю клубок теории заговора и продолжаю писать: «… пришельцы – бестелесные субстанции, вселяются в окружающих людей… периодически облучают неизвестными приборами… подвергают воздействию гипноза… однажды ночью во сне даже пытались вступить с ней в физическую близость (этого бумага не стерпит, поэтому в объяснительной подробности опускаю)… и так далее, в том же духе». В подтверждение своих слов бабуля периодически выкладывает на стол вырезки из желтых газет, ссылается на «профессоров», описавших подобные случаи.

Странная внешность, монотонный голос опрашиваемой, темнота за окном делают свое дело – я начинаю ощущать гипноволны пришельцев на своей шкуре. Бабушка заверяет, «они» и сейчас поблизости, следят за нами… Время застыло. В этот момент дверь за моей спиной с визгом распахивается, и я прощаюсь с реальностью… Обратно меня возвращает голос водилы, стоящего на пороге: — «…ну ты скоро там? Час уже прошел». Видимо, незаполненных клеточек в сканворде не осталось и терпение его истекло. Мысленно осыпая своего напарника проклятиями, пытаясь собрать сознание в точку, благодарю свой организм за стойкость и оставшуюся сухой репутацию, уговариваю пострадавшую от внеземного вмешательства написать собственноручно под текстом: «с моих слов записано верно, мною прочитано» и с чувством выполненного долга покидаю зону риска.

Остались формальности, завтра материал уйдет в утиль, а пришельцы сделают свое дело. Истина где – то рядом.


Copyright 2021. All rights reserved.

Опубликовано Февраль 26, 2021 admin в категории "Чтиво

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *