Февраль 26

Понедельник начался…

Понедельник начался...

Я просыпаюсь в шесть утра. Обычно. А вот вчера проснулся в половине пятого, даже сам удивился. Сон у меня, ввиду чистой совести, крепкий, как Абсент, а тут такая, прямо скажем, странная неожиданность. Полежал, прислушался к ощущениям, что бы понять причину столь необычной ситуации. О! Вот и она.

В дверь спальни ломилось что то дикое и огромное, слышались крики Бивера и Кота. Бивер, который Йорк, ввиду своей судорожной дрыщеватости, покрикивала тоненьким писком и, судя по звуку, билась в истерике головой о дверной косяк. Кот же кричал по-мужски, матами. Очень явственно слышалось, «быр-быр-быр» (неразборчиво) и потом отчетливое «Мляаааа!!!». Пару секунд тишина и потом опять — бырбырбыр и мля.

Я насторожился. Обычно в это время вся звероферма еще спит, а тут такая активность. С чего бы?

Пока я размышлял о нарушении утреннего порядка, звуковое сопровождение несколько изменилось. Попискивание Дрыщика удалилось в сторону ее лежанки, а Котэ давал джазу строя свою импровизацию так: — «Шур-шур-шур» (чем то), затем – «Мляааа!!!» и опять удаляющееся «Шур-шур-шур». Вот под это «мля» и «шур-шур», я уснул. Проснулся, как и положено, в шесть. Из-за двери доносились знакомые шур-шуры и мяв-мявы. Пакет он там, что ли дербанит, судя по звукам?

Выхожу из спальни, а там – чисто трагедия!

…Накануне, мой мелкий чистил на себе штаны от ворса посредством липкого, икеевского ролика. Кто не знает, это такой ролик на ручке с наклеенными на бобину липкими бумажками. Когда бумажка теряет свои липучие свойства, отклеиваешь ее с бобины, а под ней новая липучка. То есть пользуешься так – держишь за ручку, катаешь по одежде и вся ворса остается на липучке. Кстати, вполне действенная штука.

Так, мой мелкий, как это водится, подошел к вопросу нестандартно, а именно, сразу отрывал липкие бумажки с бобины и как бы промокал ими ворсистые части одежды. Использованные бумажки складывал на гладильную доску. Складывал, складывал, а выкинуть забыл.

… На город опустилась темная ночь, все люди разбрелись по своим комнатам и только Котэ, не тая торжествующую ухмылку, крался в кромешной темноте к гладильной доске. При дневном свете люди как то неодобрительно относились к тому, что Кот спит на гладилке, а вот ночью, совсем другое дело! Именно поэтому Кот злорадно усмехнувшись, мягко оттолкнулся от пола и мохнатой ракетой взмыл в темноту кладовки по направлению к гладильной доске. Но чу! Почему то приземление на доску прошло не так тихо, как планировал Котэ. Что то зашуршало под лапами, сначала под передними, а когда Кот попытался развернуться, что бы посмотреть на источник звука, то и под задними. Кот затаил дыхание и тихонечко попытался отойти на край доски. «Шур-шур-шур» — раздалось из-под ног. Кот присел и попробовал переместиться к противоположному краю. «Шур-шур-шур» раздалось снизу. Кот поочередно поднял каждую лапу и потряс ими. До ушей донесся знакомый и издевательский «шур-шур-шур».

И Кот запаниковал.

Сиганув с доски, Котэ понесся в зал, про себя отмечая некоторую нестабильность движений, а когда врезался головой в диван, то отметил и подозрительно длинный тормозной путь. Что то здесь не так! – начал подозревать Кот. Он осторожно пошевелил ногой и опять услышал знакомый «Шур-шур-шур». Ситуация была непонятная, а оттого пугающая. Все люди спали и Кот впервые пожалел, что ночью в зале никого нет. А еще, как назло, захотелось писать. Раскорячившись как беременный танк, Кот под дикое шуршание добрел до лотка и с ужасом понял, что вот это злобное «шур-шур-шур» не дает ему принять в лотке привычную позу. А в непривычной, Кот не умел.

И Кот закричал.

Наплевав на свою гордость, статус и королевские кровя, Кот принялся барабанить в дверь спальни, призывая людей избавить его от непонятного. Рядом, наблюдая истерику Кота, впадала в свою, личную истерику Бивер-Йорк-Пулька-Дрыщ.

… Когда я вышел утром из спальни, то перед глазами предстал офигевший от удачной ночи, Котэ, ковыляющий враскорячку на этих белых снегоступах по коридору и нервно моргая под каждое «Шур-шур-шур».

Когда липкие бумажки были отклеены от его пяток, Котэ стремительно кинулся к лотку и блаженно улыбаясь, застыл в нем меховым изваянием.
Понедельник начался…

Февраль 26

Как переиграть жену в споре

Как переиграть жену в споре

Спрашиваю у жены:
— Где флешка?
— Там – машет неопределенно рукой
— Где там?
— Ну там где-то, посмотри я не помню куда положила. – машет рукой в направление комнаты.
Через минуту, после того как комната перерыта от плинтусов до люстры, под любопытным взглядом кота:
— Ее там нет.
— Где?
— «Где-то» там — машу рукой в сторону комнаты – ее нет.
— Не знаю. Я вообще ее не брала.
— А с чего ты взяла что она там?
— Потому что я ее там видела.
— Когда?
— Не помню.
Еще полчаса поисков, кот на всякий случай спрятался под диван, подумав что начинается генеральная уборка с пылесосом, шваброй и т.п.
— Ее нигде нет, значит ее кто-то брал. Ты можешь вспомнить откуда ты ее «не брала» и куда «не переложила»?
— Что пристал? Говорю не брала! Зачем мне твоя флешка?
— Потому что обычно все что ты не брала, пропадает со своего места и появляется там куда ты это не клала.
— Ой… сам запихал куда-то и забыл.
Я уже нервничаю, но по сути предъявить нечего. Не пойман – не вор, как говорится. Сижу думаю, сначала поднять пол или разобрать потолок…Кот поняв, что пылесоса не будет, храбро развалился в развратной позе на стуле.
Через полчаса супруга приносит флешку.
— Держи свою флешку.
— Где ты ее нашла?
— У себя в сумочке – отвечает без тени стыда, как будто так и надо, обычным тоном с каменным лицом
— Так ты же ее не брала и видела ее где-то там.
— Я забыла, я ее не брала, я просто ее в сумочку положила, нужно было на работу взять, но не взяла.
— Понятно. Раз из дома не вынесла, значит не брала, а просто в сумочку положила.
Ругаться уже поздно и бессмысленно, потому что все закончится «Из-за какой-то флешки орет еще на меня» и я останусь виноватым. Поэтому улыбаюсь:
— Спасибо – беру флешку, чмокаю в щечку и ухожу в комнату, под ее очумевший взгляд.
Через минуту заходит в комнату жена. С пол минуты смотрит на меня, потом садится рядом:
— У те.. нас все в порядке?
— Да, конечно – не отвлекаясь от работы.
— Нет ну просто… я же все-таки если честно получается брала флешку.
— Да взяла и взяла. Ничего страшного. Не съела же.
— Нет… ну прости меня. Я действительно забыла…. – смотрит жалобным взглядом.
Сидит еще минуту, потом встает со словами:
— Пойду пирог испеку. Яблочный. Как ты любишь.
Идет на кухню, а я подмигнув чокнутому коту, который пытается лизать ошейник, возвращаюсь к работе.

Февраль 26

Береги себя

Береги себя

Эту историю я уже когда-то выкладывала на башорг, но очень много лет назад. Если покажется знакомой — ну извиняйте. Здесь чуть подробнее.

Батя у меня увлекается велосипедом. Ездит по принципу «куда глаза глядят». Он любит хорошие вещи, поэтому велик у него вполне навороченный, часы тоже не хухры, да и телефон недешевый, плюс выезжает он обвешанный всякими приблудами типа блютуза, навигатора и прочей технической мудрости.

И вот как-то он заехал туда, где
гоп-стоп не умирал, а консервировался, дабы впоследствии переродиться в АУЕ. Но тогда, в 2012 году, таких мудреных аббревиатур ещё не знали.

Местечко это крайне атмосферное, особенно по ночам (а другого времени для велика батя не находил: такой вот график работы): сплошные гаражи и бараки, поросшие каким-то бурьяном, и полтора фонаря на квадратный километр. Позже батя рассказывал: «Иду я, веду велик в поводу, и мысль с каждой минутой все назойливее, что если меня тут стукнут по голове и закопают, вы мой хладный труп точно не найдете».

Плутал он там какое-то очень немалое количество времени: гаражи и бараки в темноте не особо друг от друга отличаются. Фонариком светить несколько ссыкотно — лишний раз свое присутствие обозначать не хочется. Ни мобильная сеть, ни gps в этих ебенях тогда не ловила (это был один из двух районов города, отличающихся такой особенностью). Вдруг бац — о, свет впереди! Батя радостно двинулся к его источнику… Ну и вырулил на свою голову.

Под тусклым фонарем стояло человек 10-12: бритые черепа, кожаные куртки, квадратные челюсти — можно было поверить в то, что машину времени изобрели и зачем-то настроили на 20 лет назад. И все эти бритые головы, как по команде, повернулись к бате, быстро оценивая его многочисленную амуницию.

А батя драться не умеет. Вот совсем. Он всегда был очень тихим потомственным интеллигентом в третьем поколении. Но у него очень шустро работал мозг, особенно в критической ситуации.

Я без понятия, как он до этого додумался вообще. Он, впрочем, тоже. Но тогда он с широченной улыбкой, распахнув объятья, двинулся к мужикам в кожанках со словами:

— Братья, как же я рад, что я вас встретил!

Дальше был ярчайший пример коллективного бессознательного: морды дружно изобразили мимикой компьютерный сигнал Error.

— Чо? — глубокомысленно вопросил самый здоровый из них.

— Да я вот, братцы, умудрился заплутать в вашем районе маленько с железным другом, а дома, наверное, беспокоятся уже. И вот незадача, никак не могу выйти к цивилизации, на какую-нибудь проезжую часть или хотя бы к магазину, и вот тут вы. — Батя перешёл на зловещий полушепот. — Вы-то, братцы, мне щас дорогу-то и покажете.

Вожак чуток пожевал губами, явно переваривая полученную информацию, а потом развернулся и небрежно объяснил:

— Кароч, слыш, вон туда ща направо ехай, потом налево свернёшь, а дальше прямо, ёпта, ну и к остановке выйдешь.

— Спасибо, братцы, — душевно поблагодарил его батя, схватил велик и, стараясь не бежать, пошел в указанном направлении. В голове стучала уже другая мысль: «Неужели получилось???».

— Слыш, э, мужик!

Батю пробил холодный пот, и он слегка замешкался: бежать или все же обернуться?

И тут ему в спину прилетает фраза, сказанная с максимальной для такого голоса заботой.

— Береги себя…

Золотой фонд семейных историй. Батя мой, дальше сами понимаете. С прогулок всегда (почти) возвращался жив, цел и орёл.

Февраль 26

О советском мороженом

О советском мороженом

«Иностранцы когда-то любили повторять, что в Советский Союз надо поехать, чтобы посмотреть балет, сходить в цирк и поесть мороженого» – эта фраза в разных вариациях бегает по Интернету, когда речь заходит о советском мороженом. Остается, правда, непонятным кто видел в СССР тех иностранцев, и с кем это они так часто общались, что не просто говорили, а «любили повторять»? Кэгэбэшники, наверное, но и неважно – поговорим сегодня о советском мороженом.

Оговорюсь сразу по поводу цен и ассортимента. С 1966 года мороженое в СССР выпускалось по межреспубликанским техническим условиям, а с 1980 года – по отраслевому стандарту. От этого зависела и цена на мороженое – в зависимости от производителя, в разных регионах Союза она немного отличалась.

А что до распространенного мнения, что в СССР из мороженого были только пломбир, эскимо и томатное, то уверяю вас, оно является ошибочным.
Наибольшей популярностью в Союзе пользовался обыкновенный пломбир в обыкновенном вафельном стаканчике (особым везением считалось, когда вафельный стаканчик хрустел). До 80-х он стоил 19 коп., и сдача в одну копейку, естественно, доставалась продавщице. Потом до властей дошло, что это неправильно и пломбир стал стоить ровно 20 копеек. Самое вкусное мороженное в вафельных стаканчиках Советского Союза продавалось, наверное, в московских ЦУМе, ГУМе и «Детском мире».

В вафельном стаканчике также продавалось сливочное мороженное с жирной и масляной кремовой розочкой. Оно называлось мороженое-пирожное и стоило 28 копеек.

Мороженое в картонных и вафельных стаканчиках продавалось без всякой упаковки. Сверху порции был «прилеплен» бумажный кружок с указанием производителя, цены, ГОСТа и еще чего-то, и этот кружок некоторые несознательные граждане часто лепили куда не попадя.

Теперь относительно мороженого «Томатное», которое то помнят, то не помнят. Было такое – оно появилось в середине 70-х и состояло из обычного мороженого с томатным наполнителем. Смутно припоминается, что гадость была редкая, и, видимо, не одному мне так казалось, потому что спросом оно не пользовалось, в продаже встречалось редко, а потом и вообще исчезло. Продавалось оно в бумажном стаканчике с деревянной палочкой в придачу. Стоило 12 копеек. На картинке новодел, но бумажный кружок у мороженного «Томатное» был именно такой.

Обыкновенное мороженое в бумажном стаканчике стоило 10 копеек, и я даже успел еще водку из него попить, когда других ёмкостей на разлив не было. Правда, стаканчики после мороженного протекали и пить нужно было очень быстро. Вкус у водки из такого стаканчика был довольно специфический, а есть перед этим мороженое шершавой деревянной палочкой было довольно неприятно – она придавала мороженому какой-то дровяной привкус.

А самое дешевое «Фруктово-ягодное» мороженое в бумажных стаканчиках стоило 9 копеек и было самым невкусным.

А самым вкусным считалось эскимо «Каштан», на палочке, в шоколадной глазури (которая почему-то не рассыпалась как сейчас), внутри пломбир. Хоть и стоило оно довольно дорого – 28 копеек, но и в продаже встречалась нечасто – разметали. Еще реже встречалось «Каштан» не со сливочным пломбиром, а с шоколадным.

Похожим на «Каштан» было «Ленинградское» – тоже в шоколадной глазури, только внутри был не пломбир, а более простое сливочное мороженное. Стоило «Ленинградское» 22 копейки, и его не надо путать с московским «Ленинградским» – в нем внутри были еще и орехи, и стоило оно 30 копеек. Ну и продавалось, соответственно, только в столице.

Дорогие сорта мороженного шли уже в бумажной упаковке, а было еще и большое мороженое «Семейное» в квадратной картонной коробке, или в фольге, или в большом бумажном стакане. Это был обычный пломбир, но рассчитанный на поедание всей семьей, и стоил он 48 копеек.

А ведь были еще торт-мороженое с кремом за рубль сорок и три с чем-то, пломбир «Молочный» и «Экскимо» на палочке по 11 копеек, мороженое «Лебедь» за 13 копеек, «Рожок вафельный» за 15 копеек, «Рожок вафельный с шоколадной глазурью» за 18 копеек, пломбир «Морозко» за 24 копейки, шоколадная трубочка обсыпанная вафельными крошками и орехами (впоследствии «Лакомка») за 28 копеек, брикет с вафлями с двух сторон «Крем-брюле» за 28 копеек, и т.д., и т.п..

И были еще «Кафе-мороженое», где в мороженицы с ложечкой накладывались разноцветные шарики белого, крем-брюле, шоколадного, орехового, розового мороженого. Всё это могло сверху поливаться жидким шоколадом или фруктовыми сиропами и джемами, и посыпаться ядрышками лесных орехов или тертым шоколадом. В тех специализированных кафе (или в простых ресторанах) встречались даже такие изыски, как мороженое с шампанским, с коньяком, и ликерами, и даже мороженное с горящим наверху кусочком сухого спирта.

Мне сейчас вдруг нестерпимо захотелось съесть мороженого (пусть даже такого, которому далеко до советского), я пошел в магазин, а вы вспоминайте дальше сами…

Февраль 26

Дембель

Дембель

Пятеро наших дембелей, активно и очень изобретательно боролись со скукой и тоской по Родине, поэтому — мы – ребятишки помоложе, старались держаться подальше от их веселых аттракционов, ведь роли в этих забавах распределялись очень однобоко. Либо ты мишень в тире, либо сама пулька, а если совсем не повезет, то и призовой, плюшевый заяц…
Ничего нельзя с этим поделать – это природное явление.
Дембелей нужно просто пережить как проникающую радиацию или поход с ребенком на утренник первого января…

Но эти вели себя как-то излишне мерзко, даже для людей прослуживших 730 дней.

В тот день дембеля облюбовали автопарк.
Поначалу катались в кузове «Урала» и объявляли остановки: — «Наш скорый поезд прибывает в город Шахты (Воронеж, Куйбышев, Махачкалу, Ленинград и т.д.) Стоянка вечная!»
Потом бросались гранатами по немцам (Гранатами служила щебенка, а немцами – голуби и некоторые из нас, те кто сдуру попался на дороге «танка»

Перекур.
В автопарк, вдруг пришел свежий «плюшевый заяц» — художник из клуба и принес боевой листок.
Дембеля почитали, похихикали и сказали:
– Заяц… тьфу, боец, помоги отрегулировать холостые обороты.
— Так я не умею.
— Ты только болтик закрутишь и все.

Перед бампером зачем-то положили два дефицитных мата из спортзала. Обычно на них целыми днями спят водилы под машинами, только вместо одеяла, укрываются огромным гаечным ключом и когда проходящий офицер пинает спящие торчащие сапоги, то ноги без паузы начинают сипло шипеть — …А, сука! Заржавела! Тут нужно зубилом срубать… Кто там?

Художник стараясь не наступать на маты, влез на бампер и осторожно сунул голову в открытую пасть «Урала». Рядышком очутился один из дембелей, вручил отвертку и показал какую пимпочку нужно крутить по его команде.
Дембель прыгнул в кабину, завел движок, а художник с отверткой торчал из под капота в виде бквы «Л» и ждал.

Фокус весь был как раз в пимпочке, и не столько в ней, сколько в ее расположении. Если дотянуться до нее, то ухо окажется как раз напротив раструба воздушного сигнала.
И конечно же он гуднул…
Солдатик дернулся как тряпичная кукла и слетел с машины вниз головой. Тут маты как раз и пригодились.
Дембеля были счастливы.
Но внезапно, сквозь всеобщий смех, послышался знакомый раскатистых гогот, и из тени пальм вышел Зорро в должности комбрига…
Полковник Ершов был мужиком справедливым, но таким лютым, что было бы правильнее сказать – справедливо-лютым.
Даже нарочито-вялые дембеля моментально превратились в добросовестных солдат, ждущих любого приказа командира.
Комбриг прогоготался и улыбаясь сказал:
— Вот молодцы, порадовали старика. Хорошая шутка. Солдат должен уметь и хорошо поработать и весело пошутить. Все правильно. Ну, как он смешно летел, я чуть не сдох…
Дембеля осторожно оскалились, а комбриг улыбаясь продолжил:
— Особенно хорошо вы с матами придумали. Если бы их не было, то гнить бы вам всем на гауптвахте и уволиться оттуда в последнюю партию. А так молодцы, подстелили…
Дембеля слегка напряглись, а полковник добавил:
— Пора вас потихоньку увольнять, а то изнываете тут от безделья.
Дембеля радостно загоготали: — спасибо товарищ полковник! Мы хоть сейчас!
Комбриг:
— Ладно, уволю, сегодня и начнем, только не всех и не сразу. Через десять минут построение на плацу возле казармы, форма одежды любая.
Затем он обратился к художнику трущему ухо:
— А ты, хлопец, принеси-ка мне из клуба кусочек мела.
Художник не услышал ни слова и громко переспросил:
— А!? Товарищ полковник. Что!?
— Мел принеси!
— А?!
— Мел!!!
Перепуганный бедняга все еще не мог прочитать по губам приказ комбрига.
Полковник потрепал солдатика по голове и сказал:
— Ничего не надо, иди отдыхай…

Через десять минут дембеля в радостном возбуждении уже построились на плацу.
Подошел комбриг, на шее у него болтался полевой бинокль, а в руке белел кусочек мела.
Полковник:
— Кто из вас смотрел кино Вий? Все смотрели? Молодцы. Тогда вот вам мел, нарисуйте трехметровый круг, вокруг этого грибка.

Грибком была старая, никогда не работающая сирена, асфальтового цвета, она служила только для сокрытия окурков.

Комбриг:
А теперь, товарищи упыри и вурдалаки, мы с вами сыграем в одну очень интересную и веселую игру под названием «дембель вурдалаков» Становитесь все внутрь круга. Молодцы.
Так, вас тут пятеро, правила простые – я махну рукой – игра началась. Кто покинет круг первым, тот уволится в Новый год. Кто вторым, тот, на неделю раньше и так далее… а кто продержится внутри круга дольше всех, тот уедет домой сегодня… Вопросы есть?

Дембеля встрепенулись и заволновались – «Сегодня?» «Как сегодня?» «Сейчас уже вечер»
Комбриг:
— Кто-нибудь сомневается в моем слове?
— Никак нет!
— Значит все согласны сыграть? Не переживайте – это не долго…

Согласились все.
Нас — остальных зевак, комбриг отослал метров на сто, в сторону спортгородка. Отошел и сам.
Потом ужасным голосом заорал: — Готовы!!!?
И махнул рукой в сторону штаба.
Внезапно оказалось, что старый, железный грибок, еще очень даже может…
Вой стоял такой, что и со ста метров, слышать было невыносимо, даже потные ладошки на ушах не особо помогали — вой раздирал не уши, а человека целиком.
Лабораторные черти и вурдалаки метались в меловом круге как ошпаренные, выскакивая по одному из игры зажав уши.
Комбриг наблюдал в бинокль, улыбался и загибал пальцы.
Удивительно долго держались двое последних. Уж очень им хотелось сегодня домой.
Хотя – «долго», понятие относительное. Все, от начала и до конца продолжалось минуты две с половиной, не дольше…
Когда вой стих, грустный победитель так и остался в круге, он ошарашено сидел на грибке, как фашист на своей разбитой пушке.
Уже через час, он надел парадку и ни с кем не попрощавшись, вышел из КПП.
Остальные дембеля вдрызг переругавшись, целыми днями слонялись по части, какие-то тихие, постаревшие и надломленные.
Куда только подевались их лихость и кураж…
Каждую неделю они по одному, незаметно выпадали, как зубы у дряхлого старика, пока в Новый Год, не выпал последний…

Февраль 26

Рэмбо

Рэмбо

История эта произошла давно — лет двадцать с небольшим.

Были мы молодые, время было веселое. Перестройка, Горбачев, кооперативы и… видеомагнитофоны. Видаки, прорубившие населению окно в западную киноиндустрию и ввергнувшие моего друга Олега в культурологический шок. Фильмы — «Кобра», «Коммандо»он смотрел раз двадцать и, что самое страшное, периодически мне их пересказывал.

Желание подражать кумирам так же перехлестывало все возможные границы. Ну там, качалка, куда ни шло, но Олег пошел дальше — он вооружился. Страшного тесака как у Рэмбы у него не было, а кухонные ножи на эту роль подходили как-то не очень, но в Москве был Рижский рынок, рассадник свободного предпринимательства, где при желании можно было купить авианосец, были бы бабки.

Олег купил кавказский кинжал! Нет, не сувенир какой-нибудь, а самый настоящий, века девятнадцатого, большой, блестящий. Клинок был красив как празднично одетый джигит перед фотокорреспондентом местной газеты. Одна беда — ножен у кинжала не было (видимо, за прошедший век истлели в боях), но Олега это не смущало. Кинжал был любовно отполирован и наточен до остроты джедаевского меча, а носить его мой друг стал за спиной, засунув за брючной ремень. Такой способ был не слишком удобен, садиться с таким «хвостом» — не очень, да и штаны постоянно в мелких порезах, но наш герой терпел. А как иначе, он же герой!

Периодически доморощенный Сталлоне тренировался — вставал перед зеркалом, напрягал свои не маленькие мускулы и, состроив мужественную рожу, любовался собой на фоне кинжала. Занятия не пропали даром, однажды он пришел — его звездный час….

Район у нас окраинный, рабочие кварталы, да и время было не спокойное. Далее по сюжету — ночь, улица, фонарь без лампы, трое хулюганов, несчастная девушка в роли жертвы и наш герой, совершавший рядышком с вышеназванным фонарем вечерний променад.

— Вот оно! Свершилось! Щас мы им покажем! — вероятно, именно такие лозунги мелькали в отравленном Голливудом мозгу моего друга, и Олег рванул на помощь.

Плохо вписавшись в поворот, слегка пробуксовав, он все-таки умудрился со второй попытки закрыть блондинку грудью. Пыхтя от переизбытка адреналина, он втиснулся между конфликтующими сторонами и окинул врагов тяжелым взглядом.

Врагов было поболе, и ребята они были не маленькие, поэтому испугались не сильно и высказали Олегу все: кто он, куда ему надо двигаться и как быстро.

— Вам лучше уйти, парни! — Олег не помнил, из какого фильма была эта пафосная фраза. — А то….

— А то что? — заинтересовались хулюганы.

Друг мой здоровый кабан и вполне мог выйти из этой ситуации и без блестящей железки, но не зря же он так упорно пугал зеркало? Молниеносно закинув руку за спину, сжав рукоять ножа обратным хватом с воплем: — А вот что!!! — Олег рванул клинок из за спины.

Верный кавказский товарищ не подвел. Моментально перерезав ремень, он позволил брюкам Олега съехать до колен, открыв всеобщему обозрению синие сатиновые трусы.

Хулюганы насторожились.

Среагировал Олег мгновенно. Не выпуская из рук оружие, он подхватил упавшие брюки и дернул их вверх, в надежде, что симпатичная девушка не успела заметить его позора. Штаны достигли задницы моего друга вторыми, первым был кинжал, легко породнившийся с ягодицей горе-защитника.

— Мляяя! — заорал наш герой, падая на спину.

— Аааааа! — заверещала убегающая шпана. Их можно понять. Они ожидали старой доброй драки, а тут такое! Кто его знает, что учудит в следующий момент этот сумасшедший мазохист? Харакири сделает? Причиндалы себе отрежет, а их потом за это еще и привлекут?

Спасенная таким оригинальным способом девушка жутко испугалась (причем испугалась не шпану дворовую, а «буйно помешенного идиота») и хотела убежать. Потом пожалела скулящего Олега и вызвала скорую.

Врачи долго смеялись. А что, лежит парень, в заднице кинжал, рядом девушка лопочет что-то про бандитов и драку, а у докторов в глазах вопрос — на хрена потерпевший перед дракой спустил штаны?!! От полного позора Олега спасали только пришпиленные кинжалом к заднице трусы.

Утром в больницу к другу пришел следователь, написал протокол и конфисковал страшное холодное оружие. Потом пришла спасенная девушка. Потом они поженились. Живут душа в душу, двое детей. Он ласково зовет ее Солнышко, а она его — Самурай. Друг просит никому не рассказывать, откуда у него это прозвище… Я и не рассказываю…

Февраль 26

Сказка про домового

Сказка про домового

Домовой сидел у печки и тихонько вздыхал- хозяйка умирала. Старушке было почти 90. Раньше шустрая бабушка, в последнее время не вставала с постели,годы брали своё. Домовой сидел и вспоминал: вот хозяйка молодая- только женой в дом вошла,вот уже детишки бегают,а вот уже и старушка. И всегда чистоплотная,приветливая и очень хозяйственная. Домового любила и почему- то звала Мефодий, а иногда и Федей. Всегда ставила под печку блюдце с молоком, а то и ложила шоколадную конфету. Сейчас дом,как осиротел. Даже кот Степан это чувствует. Хоть и живёт тут пока сын хозяйки, а не то. Каждую ночь Мефодий подходил к кровати и смотрел с тревогой на хозяйку и облегченно вздыхал- жива ещё. Не за долго до болезни, она будто увидела его и сказала:

— Федь, ты уж новых хозяев не обижай,если будут. А то я помру и дом умрёт следом. Жалко- дом хороший,да и ты живешь. Помогай, ладно?

Ночь за окном, да и декабрь на дворе. Холодно сегодня и как-то неуютно. Полночь пробили часы. Раньше Мефодий их любил, с их боем дом будто оживал. А сейчас, казалось отсчитывают последние часы.

К утру старухи не стало. Домовой затаился на печке в углу, и сопел,сопел….,а хотелось плакать. После поминок соседка баба Маня поставила под печь блюдце с угощением:

— пусть помянет. Вера всегда ему блюдце с молоком ставила.

Вот и всё. Дом опустел. Все разошлись,разъехались. Часы остановили,кота соседка забрала. Тоскливо…. Это была самая длинная зима у Мефодия. Днями он отсиживался на холодной печи,а ночью,бродил по такому же холодному дому. Изредка выходя на улицу он обходил двор, а потом сидел на заснеженном крыльце с тоскою глядя на огни в окнах соседних домов. Он знал, что в деревне есть дом без домового, но не уходил- обещал хозяйке за домом смотреть. Кот тоже нагонял тоску,часто прибегал во двор и орал у двери.

Всё изменилось весной. В середине мая к дому подъехали две машины. Из одной вылез сын хозяйки, а из другой женщина лет шестидесяти и молодой мужчина. Домовой с жадностью и любопытством поглядывал в окно.

— Вот сад,тут пять яблонь, смородина и малина есть- объяснял сын хозяйки. Зашли во двор- тут вот сарай. Раньше мама козу держала, а сейчас всё дровами забито. Даже немного угля в брикетах есть. Ну,пошли в дом?

Дом приезжим понравился: чистенько, уютно, хоть и пахнет сыростью.

— Да нам на лето снять,у нас дачи нет…

— Да мне тоже дом жалко- я потому и объявление дал. Смотреть за домом некому. Я у матери один остался,да и то ,на север, на полгода уезжаю,а детям и внукам дом не нужен. Так,в подполе и картошку и всё найдете. Газ в баллонах есть. Телефон мой у вас имеется. Живите.

Когда стали выходить, женщина достала из кармана конфету и положила на печь. Мужчина заметил, улыбнулся:

— Матушка так делала. Говорила -домовому.

Домовой снова остался один,но ненадолго. Через три дня снова подъехала машина. Кроме молодого мужчины и той женщины, вылезла девочка лет шести и ее мама. Девочка с любопытством оглядывалась по сторонам.

-Бабушка,а мы теперь тут жить будем?

— Да,тут и проведем лето. Давайте сумки выгружать,а то дел много.

Мефодий с любопытством наблюдал,как дом постепенно оживал. Затопили печь,чтобы прогреть дом. Вынесли сушить,подушки, перины,половички, поснимали- поступали занавески. Работа кипела: всё мылось,выбивалось. Домовой узнал,как всех зовут: старшую женщину Анна Михайловна, сын- Андрей, невестку- Лена,а внучку- Ниночка. Вечером уставшие сели ужинать. Анна Михайловна даже успела напечь блинов. Семья сидела,тихо переговаривалась, то ещё завтра надо сделать. Перед тем,как лечь спать,Анна Михайловна поставила под печь блюдце с чаем и кусочек блина:

— Извини хозяин, молока сегодня нет.

Когда все уснули, домовой тихонько прошелся по дому,долго стоял перед часами. Они опять ходили и отбивали время,хотя Андрей сомневался, что они пойдут. В первые за долгие месяцы тоски и одиночества домовому было хорошо и спокойно. Через день Андрей и Елена уехали, а Нина с бабушкой остались. Жизнь в доме и во дворе продолжалась. Пришел даже кот Степан,сначала дичился,но через три дня, даже позволил Нине себя погладить. И сейчас, довольный жизнью развалился на крыльце. Постояльцы прижились, перезнакомились с соседями, стали брать у них молоко. Убрали потихоньку сад,насеяли везде цветов,за сараем нашли баньку- ещё хорошую. Успели вскопать и засадить грядки,под лук- огурцы. И каждый день Анна Михайловна ставила под печь блюдце с молоком. Однажды Ниночка спросила:

— Бабуль,а ты зачем это делаешь?- бабушка улыбнулась

— хозяину дома. Дом видишь,какой он нас хороший- внучка согласно закивала головой.- бывает дом и чистый и богатый а неуютно. Там или домового нет,или не смотрит он за ним. А есть дома старые,бедноватые,но зайдешь,и уходить не хочется. Значит хозяевам он- домовой помогает. Вот и надо его угощать. Заслуживает!

— А если я ему конфету дам,поможет?- Анна Михайловна улыбнулась

— Поможет. Только требовать нельзя, а попросить можно. Так меня моя бабушка учила.Нина посмотрела на печку:- А зовут- то его как? У него же имя есть?

— Есть. Время придет, сам подскажет.

Через два дня внучка опять спросила про имя домового. Бабушка сказала:- Вот ,какое сегодня мужское имя услышим от чужих людей, так и будем звать.Весь день Нина ждала хоть каких гостей, но ни кого не было. Только вечером к ним в дом заглянула девушка.

— ой,здравствуйте. Я внучка бабы Мани,мы вчера приехали. Кота с собой возим,а он куда-то сегодня убежал. К вам не забегал? Большой такой,дымчатый, Мефодием зовут.

— Нет,у нас только свой- Анна Михайловна показала на стул,где спал кот- а чужого не было.Когда девушка ушла,Нина бросилась к бабушке:

— Бабуля,ты слышала? Мефодий!

Домовой на печке улыбнулся и решил пошуметь, мол с именем угадали.

Дни проходили за днями,Мефодий привык к жильцам и уже не представлял дом без них. Андрей с женой приезжали на выходные. Починили крыльцо, подправили баньку. Даже стол Андрей сделал на улицу и теперь вся семья собиралась ужинать во дворе, под кустом черемухи. Мефодий заметил,что Анна Михайловна стала задумчивой, она делала дела,возилась с внучкой и о чем-то думала. Пока в следующий приезд сына не завела разговор.

— Андрей, Лена,мне надо с вами поговорить. Я хочу остаться тут жить. Вам в городе и без меня хорошо, я только мешаю.

— Мама!

— Подожди! Я много думала. Я устала от городской жизни. Я же деревенская, только деревни моей уже нет. А тут мне хорошо. Денег у меня немного есть и я думаю выкупить дом. Тут магазин есть,фельдшер есть,почта,соседи хорошие,райцентр рядом. А вам одним пожить надо,может ещё ребенка родите. А ко мне приезжать будете по возможности, ехать то почти три часа.

Разговоров в тот вечер было много,но Анна Михайловна осталась на своем, хочет жить тут- в деревне. Ну,раз тут,то в следующий приезд, дети ей собаку привезли:,лопоухого щенка,на трассе подобрали

Домовой радовался: дом нашел хозяев. Тихо вздохнув,он слез с печи и пошел бродить по дому. Кот Степан почуяв его- зашипел.- тихо ты- зашипел в ответ домовой,- дом разбудишь. Он посмотрел на часы- первый час ночи. Пошлепал к шифоньеру, нашел клубок пряжи, Анна Михайловна потеряла, Нине кофточку вязала,положил на видное место. Пошел дальше. Дошел до кровати Нины, поправил сползшее почти одеялко. Наклонился, поднял куклу, а то завтра наступит,когда вставать будет. Странная какая-то: длинная, худая, одни руки и ноги. Нина её Барби называла. Надо завтра на чердаке пошуметь ( хозяйка там ещё не разбирала), там целый сундук с игрушками, будет чем Нине играть. Хорошо! Дом живой! Хозяева есть,можно и молока с пирогом поесть. И Мефодий пошлепал под печку- угощение есть и какой-то Чупа чупс Нинин…

Февраль 26

Подружка

Подружка

Есть у меня подружка. Учились в школе в параллельных классах. Мелкими ещё вместе смотрели Сейлор-Мун. Как стали постарше, опять же вместе бегали за Кирей, который потом сторчался и ограбил зал игровых автоматов. После школы, как это часто бывает, наши пути разошлись. И тут приходит от неё сообщение — «приезжай, у меня новоселье, отметим». Как выясняется, купила двушку в каком-то ЖК «У чёрта на рогах».

И вот еду я куда-то в глушь, на окраины спальных районов, сама смутно представляю где это всё находится, обычно в тех краях вообще не бываю. Приехала. Подружайка пишет: «Я задерживаюсь на работе. Заходи, будь как дома, только Геру не буди, он со смены спит. Дверь открыта. Если не влом — закинь овощную смесь для борща в кастрюлю и кость, я Гере борщ обещала. Пусть пока варится».

Окей. Захожу, слушаю храп Геры. Че время терять. Открываю холодильник, нашла какую-то старую заветренную кость и овощную смесь в морозилке. Но как из этого борщ варить? В смеси ни свеклы, ни картошки. То ли Гера у нее такой неприхотливый и всякое хрючево без разговоров поглощает, то ли подружайка меня таким изящным способом припрягла борщ готовить. Взяла картошечки из ящика, нашинковала свеклы. Поставила варить настоящий НОРМАЛЬНЫЙ борщ. Употела аж вся. Приехала Баккарди попить, называется, ага. Делать нечего, сижу, листаю ленту. Наконец пишет подруга.
Подруга: «Ты где?»
Я: «У тебя давно уже. Ты скоро?»
Подруга: «Я дома!»
Я выхожу в коридор — никого кроме спящего Геры нет. Короче, путем быстрых разбирательств, я понимаю что ошиблась то ли секцией, то ли корпусом, и нахожусь совсем не у своей подружки. Выходит что я уже полтора часа тусуюсь в совершенно чужой квартире. И в комнате там совсем не Гера храпит (которого я никогда не видела), а какой-то непонятный левый мужик. Я выключаю плиту и тихонечко под храп сваливаю. Пришла к подруге. Выпили, потом поржали, конечно. А теперь представьте эмоции того мужика, когда он просыпается, а на кухне у него непонятно откуда взявшаяся кастрюля свежесваренного борща.

Февраль 26

Петардочка

Петардочка

Мелкие детишки все таки такое стихийное бедствие, что справился с ними могут только крепкие нервы.

Не знаю, насколько мы тогда были мелкие, но по тринадцать лет нам уже стукнуло. А вот в голову дополнительных мозгов почему то не вложилось, и именно поэтому мы с Вадиком проводили летние каникулы в форме — «Где бы чо натворить».

Мы, не страдающие недостатком фантазии, заканчивали день, как правило, со всех ног убегающие от очередной жертвы нашего безделья.

… В этот раз Вадик принес ошеломляющую новость. Знаешь, молвил он таинственным шепотом, я кажется научился делать бомбочки.

Я, поначалу воодушевленный его таинственностью, резко скис. Бомбочки мы умели делать и до того, как Вадик обрел это сокровенное знание.

Воздушные шарики с водой были опробованы еще месяц назад из моего окна, и не смотря на такой давний срок при воспоминании об этом ухи начинали самопроизвольно шевелиться и двигаться в различных направлениях, как бы уворачиваясь от цепких пальцев с виду приличного гражданина, который имел глупость остановиться под окном с целью закурить. Испортить здоровье пагубной привычкой мы ему не дали, и для этого водрузили ему на голову полный шарик воды с пятого этажа.

Сигарета, конечно потухла почему то и даже куда то моментально исчезла из пальцев. Зато сами пальцы сложились в охрененный по своим характеристикам кулачище, которым гражданин начал махать куда то вверх, откуда предположительно и появился сосуд с водой. Мы в это время сидели присев под подоконником и слушали небывалые по своей неповторимости, наши характеристики.

В тот самый момент, когда решив, что мужик ушел, мы выглянули в окно, то сразу осознали свою ошибку.

Мужик и не думал никуда уходить. Он с терпением и выдержкой аллигатора стоял под окнами, обильно обтекал и смотрел прямо нам в глаза. В его взгляде мы прочитали все то, что он сказал до этого, плюс еще немного дофантазировали. Картинка получилась настолько кровожадная, что даже мурашки не решились пробежать по спинам. Только какой то подозрительный холодок пронесся промеж лопаток, да желудок как то нехорошо задрожал.

В итоге Вадику отбили его важную сидячую часть в районе рудимента, а мне, поскольку я весьма стремительно уворачивался, пряча от пинков зад и тем самым неосмотрительно подставив врагу уши, накрутили мои многострадальные локаторы до цвета грозовой тучки и размера непропорционального.

Так вот, бомбочки были пройденным этапом и поэтому воодушевления у меня не вызвали. Только воспоминания. Но не все оказалось так банально. Где то, мой друг узнал, что если надрать со спичечных головок серы, а потом как то по хитрому завернуть все это в изоленту, то получится то, что надо.

«То, что надо» мы смастерили за час. Сперва хотели сделать маленькую, так сказать на пробу, но Вадик авторитетно заявил, что он в этих делах специалист крупный и опыт имеет немалый, да и вообще, «Вчера Витька маленькую взорвал. Фигня получилась»

В итоге через час на столе перед нами лежало нечто, напоминающее какашку гигантского зайца и воняющее тряпочной изолентой. В середине была сделана дырка «Для фитиля» — грамотно заявил Вадик.

Встал насущный вопрос, где проводить взрывные работы. После перебора вариантов, остановились на одном. Взрываем в подъезде, под лестницей на первом этаже. Во первых не надо далеко идти, а во вторых успеем добежать до квартиры, типа мы тут не при делах.

… Место под лестницей мы хорошо знали, ибо иногда прятались там, не помню уже от кого. Пространство там было большое, наверное метра два на два, и высотой метра полтора.

На цыпочках спустившись с пятого этажа Вадик достал нашу пиротехническую приблуду, чиркнул коробком и судорожным жестом забросил бомбочку в полумрак подлестничного пространства.

То ли мы что сделали не по инструкции, то ли Вадик не полностью усвоил урок пиротехники…

По нашим расчетам, основанным на «должно хватить» и «вроде так», эта гипертрофированная петарда должна была бахнуть где то через минуту. Но она хрякнула гораздо раньше. Гораздо. А точнее – через пару секунд.

Как она БАХНУЛА! Это был апокалипсис отдельно взятого подъезда! Это было извержение Везувия! Это был гром всемирного потопа!

От взрыва заложило уши, подогнулись ноги и волосья зашевелились вместе с ушами. Такого эффекта, признаться мы никак не ожидали.

Не ожидали мы и того, что мужики, потихоньку слинявшие от своих жен, в тапочках и трениках сидели под лестницей ,мирно выпивали и вели разговоры о рыбалке.

Первым из клубов дыма показался сосед дядя Слава. Показался он настолько стремительно, и настолько же стремительно исчез в своей квартире на первом этаже, что я признал дядю Славу только по паническому воплю – «ЛЯЯЯААА!!! Зинка вернулась!!!»

Вторым из преисподней метнулся другой сосед. Точнее не метнулся, а выскочил как то боком, и полуприсев, совсем по крабьи бросился к выходу.

Кто был третий, мы так и не узнали. Потому, что на нас резко снизошел дар ясновидения, и мы в мельчайших подробностях увидели ближайший вечер, где то в районе шести часов. Как раз в момент прихода родителей с работы. Видение было настолько сильным и настолько осязаемым, что мои уши опять затанцевали краковяк, а Вадик непроизвольно прикрыл копчик.

Молча, на цыпочках, но ни капли не потеряв в стремительности, мы чухнули по своим квартирам и затаились, с минуты на минуту ожидая звонка в дверь. Но странное дело, звонка не было. Не было его и вечером, и завтра, да и вообще никогда не было. То ли мужики не поняли, откуда прилетел бомбардировщик, то ли было стыдно за испорченные треники, я не знаю. Но сборища под лестницей, почему то прекратились.

Но еще очень долго соседи периодически опасливо заглядывали под лестницу в надежде разгадать великую тайну прошлого.

Февраль 26

Как я не стала свахой

Как я не стала свахой

Вспомнился весёлый случай из недавнего прошлого. Решила поделиться.
Работала я в то время завучем в школе.
Звонит мне как-то директор и говорит непонятное. И ржёт. Сейчас, мол, ко мне придёт «делегация». Мама и сынок великовозрастный, ты уж это: помоги им, чем можешь.
Ну, думаю, опять жалобщики пришли из числа яжмамочек, хоть это и папа с бабушкой. Это тяжёлая артиллерия.
Жду, поднимается ко мне в кабинет завуча живописная парочка. Такая бабулечка опрятненькая, чистенькая, вся такая шустрая. С ней – великовозрастный сыночка лет эдак 45, в пиджачишке мятом и галстучке цвета детской неожиданности. Я их в кабинет пригласила, а бабулечка меня строгим тоном просить выйти в коридор, так как в кабинете другие учителя находились, а разговор, предупреждает, очень серьёзный, требующий незамедлительного решения.
Совсем испугалась, выхожу, спрашиваю о цели визита. И тут мне женщина говорит: «Вот это мой сыночек, он очень славный, образованный, но домосед, а потому до сих пор не женился. И вы должны мне срочно ему жену подобрать из числа незамужних педагогов вашей школы. Мы долго думали и решили, что продавцы, кондукторы и женщины других рабочих профессий ему не подойдут. А вот учительница в самый раз будет».
Тут и сыночка подключился: мне, говорит, 45 лет и желаю я супружницу никак не старше 35. И волосы масляные на почти лысой головёнке поправляет.
Я прям опешила, начала мысленно всех наших педагогов перебирать. Отвечаю, что у нас свободных дам такого возраста нет. А потом – как вы представляете такой с ними разговор? Не хотите ли выйти замуж, жених, мол, пришёл?
А тут идёт мимо наша Ольга Александровна: прекрасная женщина, добросовестный педагог, но лет ей уже за 50 с хвостиком, да полненькая она у нас. По-серьёзному так полненькая.
— Вот, говорю, вам претендентка, как раз не замужем.
Сына взвыл:
— Вы что, издеваетесь? Она же на колобок похожа.
Говорю:
— Ну, есть ещё одна Ольга Александровна, но ей ваш сын точно не подойдёт.
— Это почему?
— Так она у нас законодательница моды: что ни день, так новый наряд, с внешностью любит экспериментировать, то бока на причёске уберёт, то волосы пылают как пламя, то зелёненькая по бокам.
— Нееее, — кричит мне мама, нам такую не надо!
И тут дверь из кабинета открывается и выходит наша молоденькая учительница по ИЗО, второй год как в школе работает, моя бывшая ученица. Поэтому я в курсе была, что есть у неё молодой человек, в отношениях с ним уже третий год и вот как раз созрели к свадьбе. Сделал на днях её парень предложение.
45-летний лысеющий сыночка прям глазами её съел и заявляет:
— Вот эту хочу, знакомьте!
— Не получится, — отвечаю, у неё жених есть, и дата свадьбы уже назначена, да и молода она для вас, ей только 23 года.
— А вы что думаете? Я хуже её жениха буду? Я ещё лучше, я знаете, из какой еврейской семьи знаменитой, корни её…
И выслушала я целую лекцию об истории его семьи, а мамочка поддакивала.
— Да не в этом дело! Вы понимаете, что там давно любовь-морковь, как я сейчас к ней подойду с вашим предложением? Она же меня сумасшедшей сочтёт.
Парочка не унимается, орут в голос, знакомьте и всё. А мне уже на урок давно пора, звонок минут 7 как прозвенел. Говорю:
— Извините, мне на урок нужно, дети ждут.
— Какая вы бессовестная, директор сказала, что вы нам поможете, и вы обязаны помочь, раз вам начальник приказал!
Я уж и так, и эдак: не могу от них отвязаться, впились в меня как пиявки. Помянула я имя директора недобрым словом, правда, про себя. И решила им сделать следующее предложение:
— Раз у нас вариантов больше нет, попробуйте к завучу старшей школы обратиться, она этажом выше сидит, женщина чуткая, душевная, она вам обязательно кандидатуру подберёт, а у нас в началке претенденток нет.
Еле сплавила просителей, побежала на урок. А самой интересно: завуча старшей школы все у нас безумно боялись, за глаза называли драконихой. Думаю: ох, как бы интересно было при этом разговоре поприсутствовать.
Сама то я не видела, но коллеги потом рассказывали, что неслись они с третьего этажа, будто на них настоящий дракон пламя изрыгнул. Больше я их не видела: вероятно в другие школы пошли.